• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
02:14 

автор неизвестен.

У Кая были ледяные игрушки, и он очень любил кокс. Кокс уводил его в пушистые грезы, и его тонкие запястья даже не казались такими хрупкими. Все менялось с единственной короткой затяжкой сквозь разноцветную трубочку.
Герда любила бренди и виски с колой, порой догонялась вермутом и прочно сидела на гере.
Ее невероятные глаза были похожи на свернутые вдвое картонные письма.
Иногда она выдыхала кусочки души и болела туберкулезом в последней стадии. Ее легкие были полны сладких конфети и вредных бацил, которые медленно поедали ее душу.
Под тональной основой она прятала свою нежную кожу. Кожа лопалась и расходилась под нажатием пальцев, оголяя голые кости, почти невесомые, пористые, как у птиц.
Герде было всего 14. Плечи на разном уровне – склеоз хронический для ее мечты танцевать в балете.
Кай не то, чтобы был неблагополучным, просто мечтателем. Он жил в сизом дыму и не закрывал окна. Часто смотрел странные фильмы и до сих пор любил Чаплина. Наверное, даже был немного социоопасным и болел юношеским максимализмом и астмой.
У них на двоих было 80 кг веса. На нее приходилось всего 35.
Оба высокие и такие тонкие, что были похожи на бельевые веревки.
В свежих простынях прятались чьи-то поцелуи.
Они встречались губами редко, еще реже, чем запястьями.
Он больше любил целовать ее в середину ладошки и каждый из пяти пальчиков.
Задирать маечки,
Очень влажные, мягкие.
У нее были маленькие грудки и твердые бедра,
У него – сентиментальные русые кудри и брось, пробитая насквозь.
Иногда они пили горячий шоколад, соскребая с провалов каманов мелочь, и красили ногти черным, красным.
Однажды она одела свадебное платье. Оно казалось на ней уродливым и дымчатым, из какого-то аэрозолевого волокна, синтетической ткани.
На ее провалившихся щеках давно не было румянца, и он все равно натянул на тонкий с широким суставом палец разноцветные резиночки их вечности.
А потом снова по мостовым, эфемерными ножками. Прыгать по лужам с дистиллированной водой и думать, что все еще живы.
Кай и Герда давно были мертвы, но все равно улыбались искренне и невероятно шустро проскальзывали среди масляных фигурок.
Кусали друг друга за плечи в узких переулках,
А порой раздирали вкровь запястья, лишь бы научиться дышать правильно. Остановка сердца казалась им страстью, клинической смертью обволакивала их холодные ночи.
Они не спали друг с другом, они трахались,
Грязно и паршиво, как не принято писать в сопливых французских романах. Но он действительно жил и дышал ею, порой даже сливался, забывая, что такое реальность.
Когда она уходила, в его груди появлялась дыра, ничем не залатанная,
Она заполняла его пустоту своим странным образом.
Пусть маленьким, свернувшимся калачиком, она была почти реальной.
Они умерли, конечно, вместе.
«У лебедей такой закон. Умирает любимый – умирает и он».
А у них почти пробивались сквозь спинной мозг крылышки, хрупкие и слабые, но все же мягкие, из нежно-присыпанного остатками перьев хлопка.
У нее была красная помада и ресницы до неба,
А у него в кармане только сигареты и остатки жвачки. В пакетике ганж, но это неважно.
И джинсы у них были на самом немогу. Как в первый раз они стягивали друг с друга грубую ткань, тесную и совершенно не для них, и смеялись, очень вульгарно и громко, а в душе у них – маленькие коконы, пробивались внутрь мотыльками небожителями.
Их тела – раскаленные китайские палочки. Хрупко рвутся последние струны и пахну, как травянистые и горькие, немного эфиром и чуть-чуть чувствами.
Кай и Герда такие, какими бы вы их никогда не увидели.
Сдохли не красиво и даже не в наркопритоне или психбольнице.
Сдохли в маленькой квартирке среди бритвенных лезвий.
Они резали друг другу запястья, чтобы казаться чуть-чуть реальнее, и заполняли пустоту снотворным.
А самыми красивыми были их крылья и тонкие плечи.
Раны они расцарапывали снова, чтобы напоминать друг другу, что жизнь – это боль, которую надо нести достойно. А главное – они несли ее вдвоем и бились в унисон их маленькие душонки. И среди серых непонимающих они были самыми прозрачными и бледными. Часто блевали на пару в туалете, не выдерживали слабые желудочки и сердечные мышцы.
Легкие рвал бронхит, носоглотки наполнены сладким сиропом. Растягивали друг другу плеву до крови под ногтями, и очень любили кокс.
Ее вены сожгли мечты, полные прозрачных шприцев.
Его вены были полны ей и немного кофе с молоком.
А положить их рядом – не расцепить рук.
Так иногда бывает у лебедей.

22:02 

Он всегда был странным, отличался от прочих ангелов. Светлые, с золотыми колечками мягких локонов, лазурного цвета огромными глазами и пушистыми, легкими крыльями, они презрительно избегали, сторонились странного малыша. Его ярко-красная кожа и облезлые, огромные крылья ростом с него самого, резко выделялись на фоне девственно-чистых облаков, привлекая повышенное, брезгливое внимание. Лишь прозрачно-топазовые глаза указывали на родство с Раем, но этого было мало. «Урод», «чудовище», «демоническое отребье» - добрыми ангелы бывают лишь с презираемыми ими людьми. Бедный ребенок изведал все муки затравливаемого существа.
- Лучше бы оставался со своей мамашей-демоницей, пакость!
Эти слова ледяной плетью обожгли маленького ангела. Со всех ног он бросился к просвету между облаками, в котором можно было разглядеть далекую, пугающую Преисподнюю. Упав на колени, ребенок замер: там, далеко-далеко возле опаленной дыры в земле стояла краснокожая женщина с безобразным, перекошенным лицом. Подняв голову, она смотрела на небо светло-голубыми глазами, полными отчаянного протеста, и сжимала кулаки, не замечая, как острые когти впиваются в покрытые жесткой кожей ладони.
- Мама… - пораженно прошептал ребенок. По рубиновым щекам потекли дрожащие слезы, капая на лоб той, что всегда стояла там, ожидая его. Почувствовав влагу, демоница грустно улыбнулась, беззвучно позвав его.
- Ангелам запрещены любые контакты с низжими, щенок, - грубо прозвучало над ухом ребенка. Стоящий за спиной архангел злобно хмурился, едва удерживаясь от удара. Малыш испуганно отшатнулся, во все глаза глядя на грозного взрослого. Глубоко под землей мать гневно прищурилась и забила крыльями, в бессильной ярости рванув в небо. Плевать на любые запреты, плевать на то, что ангелы растерзают ее за несколько метров до Рая, плевать! Там ее ребенок, тот, кого отобрал когда-то у нее ангел-отец, презрительно пнув валявшуюся при смерти соперницу.
- У тебя есть только один выбор в жизни: либо ты остаешься служить добру, либо убирайся к черту!
- Я выбираю маму!
Падать вниз было не страшно. Зажмурившись, малыш почувствовал, что кто-то крепко обнимает его, прижимая к обжигающе-горячей груди, как чьи-то дрожащие руки лихорадочно гладят его, словно запоминая на ощупь. Открыв глаза, ребенок неуверенно улыбнулся, увидев напротив вытянутые прозрачно-сапфировые глаза, полные слез.
- Мама…
Это были последние слова, услышанные демоницей. Изо всех сил прижимая к себе ребенка, она камнем падал вниз, чувствуя, как ангельские стелы пронзают выгнувшееся тело.

21:41 


@темы: бжд

22:18 

просто пусть будет


читать дальше

@темы: бжд

16:15 

дубль 2

Кай и Корби (фоток много)


читать дальше

@темы: бжд

17:40 

первая проба фотика Q____Q

короче дело было так.. Ди и Брюн (огромное спасибо Крис, одолжившей голову для Брюн на пару дней ^.^)



далее 9 фото читать дальше

@темы: бжд

17:09 

Домик на окраине леса

Давайте осторожно выйдем на улицу, тихо прикрыв за собой скрипучую калитку, и оставим старичка-цветовода спокойно доживать свои деньки. Нам предстоит небольшая прогулка: сейчас мы свернем налево, вот в этот проход между домами, затем опять налево, обогнем заросший дворик (осторожно, не споткнитесь о ступеньку!), а затем пройдем прямо по неширокой улочке, залитой солнцем. Серый булыжник нагрелся под ласковыми лучами, водостоки по его бокам совершено сухие. читать дальше

@темы: старые дома

12:07 

Домик с цветником

Где-то далеко, а может и близко, существует маленький город, похожий на все провинциальные городки, и одновременно неуловимо отличающийся от них. Он никогда вызывал особого внимания со стороны праздных туристов и любопытных путешественников. Построенный несколько столетий назад, он медленно умирал, погружаясь в бездну забвения: жители старели, дома осыпались, а молодежь стремилась поскорее покинуть это место. читать дальше

@темы: старые дома

15:27 

притча

Однажды Ангел и Демон поспорили: есть ли в людях любовь?
- Есть, - утверждал Ангел. – Люди созданы по подобию Бога, которые есть огромная любовь ко всем, а значит и их сердца наполнены любовью.
- Я не спорю с тобой, но ты не прав. Да, некоторые способны любить, но есть ли такая вещь, которую любит все? – тихо смеялся Демон.
читать дальше

@темы: 1

17:26 

- О, у нас вновь двое в гостях. Добро пожаловать… ээ, сударь?
- Можно и сударь.
читать дальше

@темы: грехи

12:40 

- Добрый... О, как вы обворожительны! Сударыня, скажите, разве и вы создание тьмы?
- Естественно.
читать дальше

@темы: грехи

13:53 

- Добро пожаловать, сударь. Ох, как же вы…
- Молчать! Доберусь сам!
- Но вы же…
читать дальше

@темы: грехи

14:23 

- Добрый вечер, уважаемая. Ой, куда же вы? Немного правее, правильно, вот и я. Не стоит смущаться, вижу сам, в чем проблема, позвольте помочь. Нет? Вы не хотите вновь видеть? Что ж, это ваше право… Но тогда позвольте вопрос: какого цвета ваши глаза?
читать дальше

@темы: грехи

15:39 

- Здравствуйте, девочки. Ну что, расскажете нам свою историю? Что же вы молчите, вы ведь так хотели, что бы вас выслушали и поняли?.. Ах да, у вас сшиты губы, потому вы немы. Давайте я помогу… Опа! Готово.
читать дальше

@темы: грехи

14:25 

В это раннее утро в электричках совсем нет людей, а потому можно спокойно сидеть возле запотевшего окна и задумчиво рисовать пальцем, изредка испуганно оглядываясь. Маленький светловолосый мальчик зябко ежится, но упорно продолжает протирать ладошкой холодное стекло, что бы вновь увидеть скошенное поле, покрытое белыми клубами тумана. Тихо всхлипнув, ребенок опускает голову на скрещенные руки и устало закрывает глаза.
читать дальше

@темы: город

14:06 

- Эй, привет..

Каждый раз, выходя из подъезда, он видит одно и тоже: серую бетонную стену, колючую проволоку поверх нее и кусочек неба, каждый раз разный: вчера он был скучного серого цвета, словно продолжение забора, а сегодня прозрачно-голубой, как воздушный шарик, который ему подарили на прошлый день рождения. Интересно, какое оно будет завтра? Может, темно-синим, как море в книжке про Золотую рыбку, а может светло розовым, как мамина помада, или вообще белым? Белое небо он видел лишь раз, зимой, когда шел сильный снег. Тогда отец сказал:
- Смотри внимательно, это падают кусочки облаков.
читать дальше

@темы: город

Schwarze sonne

главная